Ярослав Нилов: идеи оппозиции представителями партии власти в Госдуме воспринимаются в штыки

Одним из наиболее активных законотворцев среди депутатов Государственной Думы называют председателя Комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослава Нилова. Во время недавнего приезда в Барнаул он побывал в студии радио «Эхо Москвы» и ответил на вопросы о работе над законопроектами, начале своей политической карьеры, пенсионном обеспечении и многом другом

-  За десять лет работы в Госдуме вы были соавтором более 400 законодательных инициатив. Как вам удается быть столь активным законотворцем?

- Главное — чтобы законотворческий процесс шел системно, а процесс работы над инициативами был оптимизирован. В моем случае этому способствует тот факт, что по своему первому образованию я инженер-системотехник. Конечно, есть юристы - им дается соответствующее поручение, которое, в свою очередь, формулируется в результате встреч и бесед с гражданами, рассмотрения поступающей корреспонденции, приемов избирателей.

- Каким образом рождаются инициативы?

- Нередко за основу берется существующая международная практика. Скажем, в настоящее время в стране действует закон о «черных списках» пассажиров-дебоширов. В 2012 году этот законопроект был внесен мною в Госдуму. Я взял нормы, действующие в США, изучил американское законодательство, предложил поправки в Воздушный кодекс. Потом были проведены совещания с министерством транспорта, авиакомпаниями. Законопроект был принят в первом чтении, велась подготовка ко второму чтению. Я понимал, что особого желания поддерживать его у правительства нет, но тут вмешался президент. И здесь благодарен поддержавшему меня руководству «Аэрофлота», в том числе его тогдашнему главе Виталию Савельеву, который сегодня возглавляет Минтранс России. На встрече с президентом после ряда громких событий, когда из-за дебоширов приходилось экстренно сажать самолеты, Савельев сообщил о существующей проблеме, а президент ответил: «Я вас поддерживаю, надо это сделать. И давно надо было это сделать!» Далее все пошло, как по маслу, закон был принят. Другой законопроект — отмена внутрироссийского сетевого роуминга. Мы просто взяли существующую в мире практику, предложили поправки в закон «О связи».

-  Но не только международные стандарты служат основой проектов законов?

-  Мы активно взаимодействуем с общественными организациями, в частности, защищающими права автолюбителей. С их помощью тоже родились некоторые инициативы. На различных площадках активно обсуждается тема индексация пенсии работающим пенсионерам. Это тоже дает повод для соответствующих предложений. Есть категории граждан, требующие принятия мер по поддержке детей войны, мы с этим согласны. В целом же, если разделить общее количество законопроектов — получится 40 законопроектов в течение года или примерно три-четыре законопроекта в месяц. Это не так много, при понимании сути законотворчества, изучении проблемы.

-  Есть мнение, что оппозиции в Госдуме непросто вносить свои законодательные инициативы.

-  К сожалению, сегодняшняя система такова, что многие законопроекты, поступающие от депутатов оппозиционных фракций, рассматриваются через призму «почему их поддерживать не надо». Немало случаев было, когда Комитет, не дождавшись заключения правительства, отклоняет проект закона, а потом получает положительный отзыв. Тогда снова начинается рассмотрение ранее отвергнутой инициативы, которая уже принимается. Выглядит, конечно, некрасиво это, но ситуация нынче такова. Может, по-человечески такое неприятно, но главное — документ меняет ситуацию, достигается результат, каким-то категориям граждан становится жить чуть лучше. Из последнего — поправки, инициированные фракцией ЛДПР, касающиеся сельских пенсионеров. Сегодня пенсионеры, проработавшие 30 лет, занимавшиеся сельским хозяйством, получают право на повышенную пенсию. Но если они выезжают из села, пенсию пересчитывают и снижают, что несправедливо. На встрече с фракциями нашу инициативу поддержал президент. И с 1 января будущего года такого снижения больше не будет.

-  Как следует из вашей биографии, в 15 лет вы организовали в школе политический клуб...

-  Не могу сказать, что данная инициатива была моей — это была идея учителя истории. Шла вторая половина 1990-х, очень неспокойное время, я был в числе молодых людей, неравнодушных к судьбе своей страны. Преподаватель истории предложил организовать политический кружок, на котором бы выступали известные люди. И однажды решили попробовать пригласить Владимира Жириновского. Организовать приглашение поручили мне. Спустя некоторое время такая встреча состоялась. После окончания школы мы с единомышленниками создали молодежную организацию, проводили различные акции. Позднее я поступил на гражданскую государственную службу, на которой отработал восемь лет. Я еще в 15 лет поставил себе цель стать депутатом Государственной Думы, спустя 14 лет ее достиг, к чему планомерно двигался.

-  Не так давно один из ваших коллег, депутат Госдумы, предложил отказаться от минимального размера оплаты труда (МРОТ) и ориентироваться на прожиточный минимум. Почему вы его не поддержали?

-  Вообще, такое предложение может выдвинуть человек, не понимающий сути этих понятий. Обе величины влияют на социальную сферу, но заменить одно на другое просто невозможно. Сегодня МРОТ отвязан от прожиточного минимума, темпы его роста выше темпов роста прожиточного минимума. Отказаться от него - значит, работать на понижение объема средств, получаемых человеком, работающим в формате полной занятости. Сегодня вообще труд в России недооценен, даже по сравнению с самыми отсталыми странами Европы. А прожиточный минимум кроме как «прожиточным мизером» я назвать не могу. Сегодня он составляет порядка 13 тысяч рублей. Получающие чуть больше этой суммы пенсионеры после уплаты за ЖКХ вынуждены выбирать — потратить оставшуюся сумму на лекарства, или на продукты. Это, конечно, недопустимо. Сегодня прожиточный минимум не обеспечивает человеку даже биологическое выживание. Обе величины следует повышать, но смешивать их ни в коем случае нельзя.

-  Пенсии у нас в стране ежегодно индексируются, но на деле получается, что прибавка к ним остается ниже уровня инфляции. Почему так получается?

-  У нас очень сложная, запутанная пенсионная система, в ней много подводных камней. И сделано это, видимо, с той целью, чтобы гражданину трудно было понять, насколько справедливо рассчитан размер его пенсии. Существуют страховые пенсии, государственные, военные и пр. Если говорить о страховых пенсиях, то у нас до 2025 года действует так называемый переходный период, когда пенсии индексируются раз в год 1 января согласно коэффициентам индексации. Но расчет идет с ориентацией на данные Росстата, к которым у меня лично скептическое отношение, так как официально инфляция находится на одном уровне, а фактически в магазинах и аптеках мы видим совсем другой. Отсюда и несовпадение в размере индексации пенсий.

-  На ваш взгляд, возможен ли в нашей стране переход на четырехдневную рабочую неделю, в чем ее плюсы и минусы?

-  Два года назад на площадке Международной организации труда в Женеве тогдашний премьер Медведев высказал эту идею. Тогда очень многие ее восприняли скептически. Думаю, мы постепенно к этому придем — будем отходить от тех стандартов, что были заложены в трудовой деятельности достаточно давно. Но сейчас ничего не надо законодательно регулировать. Рынок труда сам будет эти изменения порождать, все шероховатости будут со временем убираться. И когда наступит момент регулирования, назревшие изменения будут закреплены  законодательно. Но не сейчас. К тому же все равно останутся те отрасли, в которых специалистов невозможно будет перевести на четырехдневку. Здесь главная задача — не допустить снижения уровня заработной платы, скажем, в отраслях, где работник получает сдельную оплату. В этом случае возникнет проблема: или работник будет получать меньше, либо работодатель будет вынужден повышать стоимость производимой продукции, что приведет к росту цен, инфляции. Так что, здесь нужно будет думать. Кстати, развитие процесса перераспределения рабочего времени уже идет.  В пандемию многие стали работать удаленно, даже после снятия локдауна. И такая самоорганизация дает многим гражданам возможность самостоятельно изменять объем своей рабочей недели.

-  Недавние события в Киселевске, когда отсидевший срок педофил, совершил убийство двух девочек, снова поставили вопрос о возвращении смертной казни. Какова ваша позиция по этому вопросу?

-  Я поддерживаю возвращение этой меры за отдельные виды преступлений. При этом, понимая сегодняшний уровень недоверия к судебной системе, считаю, что применять ее нужно на основании решения суда присяжных. Правда, учитывая позицию нашего правительства, Верховного суда, Европейского союза, существующие международные нормы, вряд ли в ближайшее время это произойдет.

-  Не так давно в Госдуме прозвучала инициатива дарить молодоженам от государства в качестве свадебного подарка сертификат на путешествие по России. Как вы смотрите на такую меру поддержки молодых семей?

-  Любые меры поддержки молодых, многодетных семей, стимулирования для создания семей оправданны, поскольку мы оказались в серьезной демографической яме. Если взглянуть на статистику — у нас в прошлом году убыль населения составила 700 тысяч человек. Если семья создается, и государство может сделать ей подарок — то почему бы нет? Если же говорить о развитии внутреннего туризма, то здесь еще немало работы - дороговизна проживания, перелетов, проблемы с сервисом и так далее. Все это требует пристального внимания.

@smilemakc © 2020