Алтайский край должен пойти по пути особого развития, уверен Владимир Семенов

Самое бурное обсуждение на заключительной сессии краевого парламента седьмого созыва вызвал проект «Стратегии социально-экономического развития Алтайского края до 2035 года». Несмотря на многочисленные возражения, усилиями партии власти документ был принят. Единственной фракцией, консолидировано проголосовавшей против, стала ЛДПР. О причинах такого решения, востребованности документа и его видении в интервью «Эхо Москвы» рассказал руководитель фракции в Заксобрании, лидер краевого отделения партии Владимир Семенов

 -        Владимир Владиславович, для чего нужна «Стратегия социально-экономического развития Алтайского края до 2035 года»?

-        Чтобы успешно двигаться в будущее, нужно правильно обозначить направление пути. Поэтому законодательная и исполнительная власть должны определить позиции, которых следует достичь через какое-то время и обозначить их в «Стратегии».

-        Не слишком ли велик срок - до 2035 года?

-        Можно, конечно, планировать на год-два, но для грамотного обеспечения социально-экономического развития необходимо заглядывать дальше. Поэтому 2035 год как рубеж — это нормально.

-        Во время обсуждения «Стратегии» на сессии вы заявили, что в таком виде она обрекает Алтайский край на вымирание. Что послужило основанием для такого вывода?

-        В ходе обсуждения проекта на заседании фракции мы пришли к выводу, что он не отвечает на главный вопрос — как остановить сокращение населения региона. Не дает возможности переломить негативную тенденцию. И во время принятия в первом чтении мы высказывали свою обеспокоенность этим. Ко второму чтению ничего радикально не изменилось, поэтому мы проголосовали против. У нас в регионе сейчас проживают около 2,3 млн человек, к 2035 году, согласно прогнозам, эта цифра уменьшится до 1,9 млн человек. Почему тогда стратегия не позволяет остановить убыль числа живущих?

-        В чем причины этой убыли? 

-        У нас самая низкая зарплата в Сибирском федеральном округе, а в стране мы находимся в восьмой десятке по этому показателю. И когда человек переезжает, скажем, в соседнюю Новосибирскую или Томскую область, у него растут зарплата и уровень жизни. Не говоря уже о Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах европейской части страны. А кто уезжает? Те, кто может легко трудоустроиться на новом месте — высококвалифицированные специалисты или молодежь. 

-        Что же делать?

-        Мы должны разработать, условно говоря, «суперплан», в котором должны быть обозначены более амбициозные задачи, что должны сделать правительство и депутатский корпус для изменения ситуации в крае. Если нет для этого возможностей — надо обратиться к федеральному центру, обрисовать ситуацию. Постоянно приходится слышать, что у нас самое большое количество муниципалитетов, а это создает большие сложности: трудно содержать столько больниц, школьных, дошкольных учреждений или прокладывать дороги. Кстати, доля качественных дорог в крае около 40 процентов, а больше половины — это не дороги, а направления. К 2035 году планируется довести объем качественных дорог до 54 процентов. Но даже в этом случае почти половина дорог будет в плохом состоянии! В ответ говорят, что нет денег. Но тогда следует выделить развитие края в отдельную программу. Мы же видим, как развиваются по отдельным программам Чечня, Крым, Севастополь, Дальний Восток, говорят о ее разработке для Сахалина. Почему бы краю не пойти по пути особого развития? Ведь имеющаяся программа помощи краю, как одному из десяти отстающих регионов страны, не позволяет выйти даже в середнячки Сибирского федерального округа. Более того, каждый год исчезает с карты региона некоторое количество населенных пунктов. Это просто катастрофа для нас, на мой взгляд.

-        Заложен ли в «Стратегии» рост зарплаты?

-        В настоящее время средняя зарплата у нас составляет примерно 70 процентов от средней по стране. Согласно принятой «Стратегии», к 2035 году уровень должен подняться до 80 процентов — то есть, все равно остаться ниже, чем общероссийский. Но этим отток населения мы не остановим. Следует создавать новые эффективные рабочие места с высокой добавленной стоимостью и возможностью заработать высококвалифицированным специалистам. Так что, в «Стратегии», к сожалению, обозначены недостаточно амбициозные цели. Чтобы достичь высокого результата — нужно его хотя бы для себя обозначить. Нужно сказать себе: вот этой цели я хочу достичь во что бы то ни стало. При этом мы не раз демонстрировали всему миру умение добиваться целей, считавшихся поначалу вроде бы невозможными. Для россиян все возможно, для сибиряков все возможно — надо просто эту высокую цель поставить. Когда-то тоже считали, что провести в Сибири этап Кубка мира по гребле невозможно. Но в этом году он состоялся. Потому что нашелся человек,  поставивший такую для себя цель и заставивший всех в нее поверить. Так и здесь — правительство края и депутаты должны поставить себе цель, заставить жителей в нее поверить и достичь.

-        В «Стратегии» предусматривается, что к 2035 году все детишки смогут получить места в детских садах, и все школьники будут учиться в первую смену. Насколько это выполнимо?

-        Да, если мы посмотрим на кривую демографии региона, то это вполне достижимая задача. Потому что с такой «Стратегией» у нас не будет того количества детей и школьников, как сейчас. С такими темпами сокращения населения у нас точно будет стопроцентная обеспеченность детскими садиками и обучение в первую смену. Но не думаю, что этим можно будет гордиться. Конечно, в последние годы было много сделано для устранения очередей в дошкольных учреждениях — как по России в целом, так и в нашем крае, этого нельзя отрицать. Но мы теряем успешных школьных учителей, воспитанники которых добивались высоких мест на олимпиадах, побеждали на конкурсах, у самих педагогов есть различные дипломы и награды. Очень многие из них уже живут и работают за пределами края. Чаще всего в Москве, где средняя зарплата учителя составляет 125 тысяч рублей. Это позволяет снимать квартиру, брать жилье в ипотеку, в целом иметь неплохой достаток. И диплом о победах открывает учителю двери московских школ. Так что, вызывает беспокойство, какие педагоги останутся у нас к 2035 году. Чем мы будем учителей останавливать, что мы можем им предложить, особенно сельскому учителю? Проблем здесь множество и в самых разных направлениях. В частности, в ситуации с доступом к интернету. В крае есть программа по развитию интернета в малых селах. Могу рассказать на примере села Озеро-Петровское в Троицком районе, где «Ростелеком» обеспечил высокоскоростной интернет. Там есть точка доступа к нему в администрации. Каждое домовладение может его подключить — правда, по состоянию на лето 2021-го, стоимость подключения составляла порядка 80 тысяч рублей. Вот и получается, что по документам высокоскоростной интернет в малом селе есть, а по факту он отсутствует, поскольку для этого нужно выложить 80 тысяч рублей.

-        Это разве что все село для одного домовладения скинется....

-        Конечно, в таких селах интернет у школьника есть, но в школе. Но ведь значительную часть времени ребенок приобщается к знаниям дома, где он пишет рефераты, готовится к контрольным, расширяет свой кругозор. Но возможности выйти в интернет у него нет.

-        При обсуждении «Стратегии социально-экономического развития» разгорелись жаркие дискуссии, хотя принятие документа отложили на август 2021-го с конца 2019-го. Вроде бы время согласовать спорные моменты было, однако этого не было сделано. Почему? 

-        Дополнения, которые были внесены между первым и вторым чтением, были не конкретны и носили общий характер. К тому же сам характер стратегии принципиально не изменился. Более того, в вопросе с газификацией края в первом чтении предлагалось газифицировать 20 процентов домовладений края. Однако в промежутке между первым и вторым чтением выступал президент страны, который призвал увеличить объемы газификации — и во втором чтении в «Стратегии» этот показатель был снижен до 18 процентов.

-        Почему так?

-        Это сделано с целью поначалу занизить показатели, потом газифицировать те же 20 процентов, но уже отчитаться о перевыполнении объемов. К тому же здесь возникает вопрос, за чей счет она будет проводиться. Как мне видится — «бесплатная» газификация, вместе с инвестиционной составляющей, потом будет заложена в тариф, через который мы все рассчитаемся за «бесплатную» газификацию.

-        Как следует из «Стратегии», ставка в ней делается на развитие туризма и аграрного производства. Насколько это справедливо?

-        Сельское хозяйство — это действительно драйвер экономики края, возможности которого еще использованы не до конца: мы можем повышать производительность труда и более эффективно использовать площади, развивать различные направления не только растениеводства, но и животноводства. Тут есть большой потенциал — численность жителей планеты растет, кушать хотят все, а количество территорий, позволяющих кормить население, ограничено. В этом плане край выглядит привлекательно. Конечно, не стоит забывать, что у нас зона рискованного земледелия, но и технологии не стоят на месте. Поэтому АПК может действительно быть точкой роста. Но не нужно вывозить продукцию в виде сырья, как происходит сейчас. Мы радуемся, что перевыполняем планы по экспорту зерновых в ближнее и дальнее зарубежье, но наши перерабатывающие мощности подчас загружены только наполовину. Туризм же у нас может быть только сезонным — на мой взгляд, наша погода все же не даст краю тех преимуществ, что есть у курортов с теплыми морями. Так что, здесь наши возможности довольно ограничены.

@smilemakc © 2020